Яндекс.Метрика
Назад к списку

Сто шестьдесят секунд летчика Рябцева

9 октября 1964 года выдалось ясным и солнечным. Как говорят летчики, видимость была ”миллион на миллион”. На аэродроме Горьковского авиационного завода имени Орджоникидзе полным ходом шли испытания произведенных серийных самолетов. В этот день старший летчик-испытатель, майор Борис Рябцев уже выполнил один полет и готовился ко второму вылету. Он уже четыре года работал испытателем на Горьковском авиационном заводе, а до этого десять лет служил в истребительной авиации, где стал летчиком 1-го класса, командиром лучшего летного звена в полку. 


Второй, испытательный полет Бориса Рябцева 9 октября 1964 года на серийном реактивном истребителе МиГ-21проходил как обычно. Программа испытаний уже близилась к концу, когда на 19-й минуте полета, на высоте 9500 метров у самолета резко снизились обороты двигателя. Борис Рябцев не впервые оказался в сложной летной ситуации. Однажды у его самолета заглох двигатель и машина падала вниз 2000 метров, но летчику удалось запустить двигатель и благополучно приземлиться. На этот же раз, все было гораздо сложнее - неполадки в двигателе не обеспечивали выполнение горизонтального полета и самолет стал резко терять высоту. Рябцев тут же доложил о случившемся на командно-диспетчерский пункт аэродрома, откуда поступило указание возвращаться назад. Так начался диалог летчика-испытателя с землей, который продолжался 160 секунд. 

В музее Горьковского авиационного завода им. Орджоникидзе хранилась магнитофонная лента, на которой были записаны переговоры Бориса Рябцева с руководителем полета. Всех, кто слушал эту запись, поражало то, как летчик, без малейших признаков волнения, спокойно, четко и ясно, докладывал о складывающейся обстановке и своих действиях. Когда самолет оказался на высоте 1000 метров, с земли поступил приказ катапультироваться. Ответ Бориса Рябцева: ”Сейчас перетяну и катапультируюсь…” 

Дело в том, что в этот момент МиГ-21 находился над поселком Высоково Сормовского района. Если бы летчик оставил самолет, то неуправляемый семитонный истребитель рухнул бы на жилой район. Рябцеву удалось буквально “перетянуть” несущийся к земле истребитель через жилые дома. Впереди мелькнул пустырь с небольшим озерцом, - и только тогда он сообщил на командно-диспетчерский пункт: ”Понял вас. Катапультируюсь!” Это были последние слова, завершившие 160-секундный диалог летчика-испытателя с землей… 

Борис Рябцев покинул машину на предельно малой высоте в 50-60 метров. И хотя система катапультирования сработала нормально, но высоты для наполнения парашюта воздухом не хватило. Борис Рябцев погиб. Ему было 37 лет. Дома Бориса Рябцева ждали жена и двое сыновей – двенадцатилетний Юра и семилетний Женя. 

 На месте гибели Бориса Рябцева ученики школы, которую он “перетянул” на своем самолете посадили березку. Вместо памятника был поставлен настоящий истребитель МиГ-15 (“спарка”). 31 декабря 1964 года, Указом Президиума Верховного Совета СССР “За мужество, отвагу и героизм, проявленные при исполнении воинского долга”, майору Рябцеву Борису Ивановичу было присвоено звание Героя Советского Союза (посмертно). В память о герое-летчике Горьковский горисполком 18 апреля 1966 года переименовал улицу Раменскую в Московском районе города Горького, ведущую к проходной Горьковского авиазавода имени Орджоникидзе, в улицу Бориса Рябцева. Молодой горьковский поэт Александр Цирульников (в будущем известный нижегородский тележурналист, заслуженный деятель культуры России, Почетный гражданин Нижегородской области) написал поэму “Ощущение мига. Поэма в монологах друзей. Памяти Героя Советского Союза Бориса Ивановича Рябцева”, которая была опубликован в его первой книге стихов “Моя тревога”, изданной в Горьком в 1966 году. Молодой горьковский музыкант и композитор Эдуард Фельтермейстер (в будущем заслуженный деятель искусств РФ, народный артист РФ, ректор Нижегородской государственной консерватории имени Глинки) прочитав эту поэму, положил ее на музыку.